• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:56 

День последнего вздоха.

Жди, пока лед не начнет обжигать.
Cегодня я делаю свой последний вздох…
Я сижу в темном, но сухом углу. Вокруг меня обшарпанные стены и очень много пыли – я на стройке. Сейчас ночь, оттого и не могу дать более точного описания здания. Над моей головой, как палач над жертвой, нависла лампа с приглушенным желтым светом. Сейчас здесь редко кто-либо появляется; только старый бородатый дед, живущий в своей коморке неподалеку. Он, наверное, никогда не снимает свою выцветшую жилетку, которая со временем из черной превратилась в серую и потертую. Он иногда прогуливается по зданию, смотрит, чтобы какие-нибудь наркоманы не забрались. Но сегодня его не будет, он не будет делать свой обход и он не увидит, когда я сделаю последний вздох. Я сижу в пыли, в этом темном углу, и я курю. Я курю и курю одну сигарету за одной, я вдыхаю этот дым – сладкий, дурманящий дым, который напоминает мне о том, что я не одинок – у меня еще есть сигареты. Стоило слегка опустить руку на пол, как тут же поднимался столп пыли. Поэтому я старался не шевелиться, чтобы не потерять оставшийся лоскуток окружающего меня мира; лишь изредка я менял позу, чтобы достать новую сигарету.
читать дальше

@темы: Мои рассказы, Творчество

16:54 

Начало.

Жди, пока лед не начнет обжигать.
Вы когда-нибудь задумывались, как появляется новая душа? Я никогда не задумывался об этом до настоящего времени, но тут решил взглянуть на все с другой стороны. Слушайте…
- Ой, где это я? - спросила сама себя новая душа.
- Тут как-то не уютно, - подумала она.
Так зарождается новая душа, новый плод, новый лучик. Не судите меня строго. С самого зачатия мы уже сознательны, но еще слишком слабы, чтобы понимать. С самой первой секунды мы начинаем жить и чувствовать все: и то, что происходи внутри нас, и то, что происходит снаружи, за маминой защитой. Каждое движение, жест, слово человека, стоящего рядом с вашей неприступной крепостью, так или иначе, отражается в формировании вашей души. Да, душа уже есть, но она еще нова, и требует отшлифовки и коррекции во всем. Именно поэтому она впитывает всю окружающую энергетику, так и происходит создание будущего характера еще не родившегося ребенка.
читать дальше

@темы: Мои рассказы, Творчество

19:45 

Лисенок

Жди, пока лед не начнет обжигать.
Сегодня прекрасная ночь. Ведь, правда, Лисенок?

За окном ярко светит полная луна, перебрасывая в квартиру, словно сети, серебристые нити, бережно падающие на моего Лисенка, давая видеть ее очертания. Лисенок спит крепким сном. Она так смешно, скрестив, сложила передние лапки под нос, а задние подобрала под себя и точно улыбалась в эту ночь. Я люблю своего Лисенка, а она – меня. У нее рыжая мягкая шерстка, а на брюшке - белая, с редкими рыжими крапинками – это от рождения, хотя обычно брюшко полностью становится белым. Ушки только чуть-чуть сверху задеты черной кисточкой, будто невидимый художник оставил свой автограф, а все остальное: от самой макушки до кончика хвоста - рыжей масти, размерено переливающейся, придающей грацию своей хозяйке. Хвост, прошу заметить, тоже очень пушистый и с такой же яркой окраской. Когда Лисенок злится, шерсть на хвосте начинает дыбиться – но я не люблю, когда Лисенок начинает злиться. Больше всего меня поражали ее голубые глаза. Я был способен тысячу раз утонуть в этом бушующем океане, всегда готовым поглотить тебя, опустить на самое дно, оставив там, в момент, когда ты заглядываешь в эти глаза. И это, поверьте мне, не наказание, а Райская отрада. Но иногда этого нет. Иногда я вижу совершенно спокойную без тревоги гладь моря – и это притягивает еще больше. А сейчас я рядом с Лисенком, но я не сплю, я читаю. А плотный алого цвета абажур лампы не дает свету падать на Лисенка и я рад этому, ее не нужно тревожить.
читать дальше

@темы: Мои рассказы, Творчество

20:47 

Записка об ангелах театра.

Жди, пока лед не начнет обжигать.
Из цикла "Записки о..."



Я лежу на белом полотне. Мне легко и уютно. Я думаю. Привезли новые декорации, и теперь сцена напоминала маленький райский уголок: облака, радуга, свобода. Мои мысли сейчас далеко. Вокруг хлопочут мои друзья-актеры. У каждого свое дело. Оно и понятно – скоро на фронт, выступать. Торопятся, родные, проверяют весь реквизит, новое всегда привлекает внимание. Ну и поспешность, скажу я вам, не уследишь. Я уже в полудреме. О чем я думаю? Не знаю, это скорее не определенные мысли, а сумбур в голове, но не отягощающий сумбур, а скорее успокаивающий. Скоро начнется репетиция, нужно подняться, сбросить пыль забвенья и приступать к работе, но мне не хочется, мне так хорошо. В этой суете я начинаю замечать, что я один. Здорово! Не нужно отвлекаться. Мне нравится мой новый дом. Все мы в простой белой одежде: штаны да рубахи - вот и вся мудрость. Крыльев не хватает, но это дело поправимое, всегда можно склеить. Сквозь туман слышу свое имя, а перед глазами белый лист, не хочется оборачиваться. Стихло. Я снова один. Но теперь слышу более настойчивое «Олег». Нехотя обернулся. Мой друг улыбается мне искренней и неподдельной улыбкой. Он что-то спросил? Да, он сказал: «Мы ангелы?». Сначала я действительно подумал, что это вопрос, но когда я не ответил ему, он повторил и я понял, что это безграничное утверждение. Наивно слепящее утверждение. Я снова ничего не ответил, а друг продолжал улыбаться мне.
«Интересно, а на небесах так же одиноко?», - единственная мысль, посетившая меня, но не мысль отчаяния, а мысль того, что так, как сейчас: свободно, легко, непринужденно и одиноко, неотрицательно одиноко, всегда бывает в нашем мире. Я закрыл глаза. Свет потух. Ангелы начинают представление.
28 апреля 2008 года 23:49.

@темы: Мои рассказы, Творчество

10:50 

Почти не страшно.

Жди, пока лед не начнет обжигать.
- Герм, ты точно хочешь? – уже стоя спиной к девушке, и сталкивая ногой со склона мелкие камушки, спросил Драко.
- Малфой, - иронично произнесла девушка, - ты не исправим, конечно, хочу. – Подойдя ближе, она крепко обняла его, сцепив руки на животе.
Драко чуть запрокинул голову и робко пошерстел волосами по плечу Гермионы.
Солнце уже давно достигло своего зенита, но тепла это не прибавляло. Ранний прохладный весенний ветер заставлял щуриться. Но когда ты подставляешь лицо приветливому солнцу и позволяешь ему окунуть тебя в золотых лучах, то перестаешь вспоминать о холоде, ветре, о мелких песчинках, что заставляют слезиться и слипаться глаза. Да забываешь обо всем, кроме любимого человека, который стоит рядом, нежно обнимает тебя и шепчет ласковые слова…
Где-то далеко сейчас Хогвартс. Только макушки каких-то зданий вдали виднеются, и кажется, что они режут низко проносящиеся облака. Вот, вроде, кто-то балуется магическим фейерверком, но в ярком свете его почти не видно. Достанется же этому «кто-то». Все это больше похоже на мелкое преломление света, а не на пышный, разноцветный взрыв.
Драко резко развернулся, неловко оперившись левой ногой в землю, и взглянул серыми, на первый взгляд холодными глазами. Улыбка медленно поползла по его лицу. То ли отражая внезапно нахлынувшие хорошие воспоминания, или же не уставая показывать, что каждый раз рада видеть это милое создание, которое сейчас, кстати, тоже улыбается.
читать дальше

@темы: Мои рассказы, Творчество

10:49 

Слово

Жди, пока лед не начнет обжигать.
И было Слово. И Словом было – все…



Было нас человек пятнадцать, может, чуть больше. Сейчас уже и не вспомню…
Раскачивало из стороны в сторону, а черная вода перекатывалась через низкие, но прочные борта лодки. Время от времени приходилось вычерпывать ее обратно. А ноги совсем не просыхали, поэтому сняли обувь и побросали ее в воду. Нас пересадили с корабля. Рядом были близкие, родственники и те, кому не безразлична наша судьба. Кто понимает всю ценность нашего бремени.
На каждом из нас была белая тонкая мантия с откидывающимся капюшоном. Разные области знаний собрались: плотники, инженеры, ученые, сапожники. Но всех нас объединяло одно - мы творили Словом. Листы пергамента, чернила и перо – наше оружие, а в большем и не было необходимости. И возраст разный у всех. Были и совсем молодые и опустившие густую мудрости бороду, которой может позавидовать любой король.
читать дальше

@темы: Мои рассказы, Творчество

10:47 

Прикосновение ценою в вечность.

Жди, пока лед не начнет обжигать.
Обычное теплое весеннее утро. Золотые лучи солнца греют тело и душу, легкий ветерок заботливо щекочет лицо и шепчет нежные слова. Город живет своей жизнью. Самый обычный день, обычного садовника.
Рональд шел по главной улице, никуда не торопясь, и приветливо улыбаясь случайным прохожим. Все вокруг зеленеет и цветет. Деревья, наполненные жизнью и весной, одаряют радостью. Коротенькая, только появившаяся, ярко-зеленая травка так и просит хотя бы на секунду прилечь и понежиться на ней. Звонок, приятный разговор и в ту же минуту он идет заниматься своим любимым делом, любовь к которому привил отец, тоже садовник.
Так и в этот раз, он идет помогать людям.
Молисон-стрит 24. Большой загородный особняк, с роскошными, просыпающимися от зимнего сна садами и во всю бьющий теплой, уже весенней водой, фонтан.
Он мерным шагом подходит к двери, также приветливо улыбаясь звонит в звонок. Рональд рад весне, рад теплу, рад жизни.
Старая массивная дверь, чуть поскрипывая, отворилась и из-за нее показалась маленькая фигура молодой девушки. Словно ангел с небес спустился и приветствует его.
читать дальше

@темы: Мои рассказы, Творчество

10:45 

Лед.

Жди, пока лед не начнет обжигать.
Наверное, в жизни каждого человека бывает вечер, когда, выглянув в окно, сразу же хочется выбежать на улицу и радоваться. Радоваться ночной темноте, щедро рассеянной по всему городу. Старенькому, тусклому фонарю, что уже полвека, а то и больше, весит над твоим подъездом, чуть выше первого этажа, и лампочка в нем, точно, не менялась ровно столько же. А потом, налюбовавшись, идешь бродить по городским улицам.
Вот и сейчас, бросив короткий взгляд в полу - замерзшее окно, просто так, по велению сердца, что ли, я отправился с пригретого мягкого кресла прямиком на улицу; тепло одевшись, разумеется – зима. За окном вечер, даже не вечер совсем, а самые первые минуты ночи.
читать дальше

@темы: Мои рассказы, Творчество

10:44 

Где-то рядом.

Жди, пока лед не начнет обжигать.
- Так что, идем? – спросил Геральт, проведя пальцами по волнистым волосам Натали, и оперся плечом на дверной косяк.
- Конечно, – улыбнувшись, ответила девушка. – Сейчас только оденусь.
- Отлично. Жду тебя.
Натали тут же скрылась в дальней комнате, по коридору на право, и совсем пропала из виду. А парнишка так и стоял в дверном проеме, не решаясь пройти в квартиру. Ну, мусора нанесет там, что-нибудь не так тронет…
- Ой, – всхлипнул Геральт, и спрятал блестящий серебряный крестик обратно под ворот футболки. – Цепочка совсем короткая стала, торчит все.
- Пошли? – неожиданно вынырнула из-за угла Натали.
- Ага, идем.
читать дальше

@темы: Мои рассказы, Творчество

10:43 

Вздох.

Жди, пока лед не начнет обжигать.
Мы не виделись уже целую неделю. Почему? Зачем ты избегаешь меня?
Дрххх. Стол. Вибрация. Телефон. Смс. Это ты.
Ты пишешь: "Привет, скучаешь?"
Конечно, скучаю. Как я могу не скучать по тебе?
Хожу по комнате, пишу ответ: "Привет, конечно, скучаю, может, встретимся?"
"Извини, не могу..."
Так всегда, что не так?ф Что я сделал такого, что не могу даже взглянуть на тебя?
Каждый час тянется так долго. Друзья? Да что они смогут? Они счастливы, а я в неведении и полном забытье.
читать дальше

@темы: Мои рассказы, Творчество

10:41 

В темноте.

Жди, пока лед не начнет обжигать.
Человек прозрачной спичкой зажигает керосиновую лампу. Бирюзово - желтый свет заполнил небольшой ореол вокруг лампы. Тьма осталась.
- Тш…Тшш… я один? – Тихим сорванным голосом проговорил человек. Ответ – тишина.
Он провел по воздуху свободной рукой, и она тут же растворилась во мраке.
- Бррр…холодно, - человек дыханием согрел ладошки и просто шагнул во тьму. Лампа освещала всего на десяток сантиметров вперед. Угнетает.
читать дальше

@темы: Мои рассказы, Творчество

10:40 

Больше нет.

Жди, пока лед не начнет обжигать.
Как это часто бывает - мы смотрим на любимого человека, стоя в стороне, а то и притворяясь тенью, и страдаем оттого, что этот человек даже не догадывается, как сильно мы его любим. Или же не желает признавать этого, предпочитая обвести неодобрительным взглядом и поскорее исчезнуть, словно запозднившийся утренний туман…
Молодой парень сломя голову несется по маленькой центрально улочке. Изворачиваясь, проносится через серую толщу людей, стараясь аккуратно, дабы не задеть окружающих, просочиться сквозь толпу. Но сейчас, впрочем, как и всегда, получалось это отнюдь не на высоте. Сказывается неуклюжесть, врожденная, что ли. То и дело, случайно задев прохожего, толкнув его в плечо, или просто налетев всем телом, вдогонку получаешь гневную ругань. Но он не остановился, чтобы обернуться, а продолжил бежать дальше к своей совсем близкой цели, которая возникла-то только вчера.
Что за цель? Спросите вы…
читать дальше

@темы: Мои рассказы, Творчество

10:38 

Мой новый герой.

Жди, пока лед не начнет обжигать.
Человек брел по узкой тропе, прихрамывая на правую ногу. За спиной крепко висела обвязанная тремя ремня гитара с серебряными струнами. У пера грифа струны создавали искрящийся при свете луны веер – наспех, видимо, намотаны были. Лоб человека пересекла алая полоса, и несколько капель крови, оставив засохший шлейф, сползли на брови. Черный, словно подземная темнота, плащ был изодран и испачкан. Один рукав и вовсе отсутствовал, а оголенная рука была в крови. Но это не его кровь. Такая же черная шляпа болталась на шее, удерживаемая плетенным кожаным ремнем – человек будто был соткан из всего черного. читать дальше

@темы: Мои рассказы, Творчество

10:36 

Дождь

Жди, пока лед не начнет обжигать.
Сейчас больше всего хочется уйти. Уйти насовсем и чтобы никто не заметил.
Я не могу без нее. Она все, чего я мог позволить себе желать. Мой идеал.
Но все кончилось. Полный крах. С вершины всех отношений мы катились к самому основанию, будто ничего и не было. Возможно, я и заслужил этой «свободы». Но любовь не излечить подобно болезни и, тем более, теперь не исправить меня. Все решено.
К обеду погода испортилась, лил странный дождь. Те воспоминания, что у меня остались о весенних дождях, сильно отличаются от того который вижу я сейчас.
Стемнело. Дождь размером с крупную горошину как дюжина барабанщиков молотил по стеклу, подгибал ветви деревьев. Находясь на улице, теперь я и сам принимал удар на себя. Вода царствовала повсюду. Лужи разливались от бордюра к бордюру, так что приходилось идти вброд.
читать дальше

@темы: Мои рассказы, Творчество

19:49 

Записка о человеке.

Жди, пока лед не начнет обжигать.
Из цикла "Записки о..."

Ты часто говоришь, что все хорошо, хотя на лице твоем совсем другое настроение. Ты так прячешься от других людей, держа все в себе. Ты называешь меня инфантильным, потому что я показываю всем свои чувства. Возможно, я наивен, по-детски наивен, и это ты тоже называешь "инфанто". Ты пытаешься улыбнуться, ответить человеку положительно, но в душе то все не то. А у меня улыбка искренняя, за это ты меня и не любишь. Я говорю, что не умею этого, а ты, иронично смеясь, отвечаешь, что это поедание изнутри, а я ведь всего лишь не умею этого делать. Ты говоришь, что я не люблю себя, осуждаешь меня, делаешь выводы из того, чего нет нас самом деле. Ты не заглядываешь во внутрь меня, туда, что я так трепетно открываю. А душа моя на самом деле открыта. Ты черствый. А, может, это я не понял тебя. Ты хочешь вступить со мною в спор только потому, что я кажусь тебе не таким, я другой. А, может, я просто загоняюсь, и мои слова ты воспримешь точно так же, как всегда. Я не смогу изменить и не смогу измениться. Жаль, что ты просто из другого мира. Ты - человек...


Вырванное сердце не стоит всего этого, а моя душа не идет в перевес с миром.

@темы: Мои рассказы, Творчество

23:00 

Записка о призраке.

Жди, пока лед не начнет обжигать.
Из цикла "Записки о..."
Все записки находятся в рукописном варианте, скоро перепечатаю.

Вы когда-нибудь встречали призраков?
Я встретил одного сегодня ночью. Быть точнее, была не совсем ночь, а поздний вечер, не такой холодный, как это обычно бывает весной, только-только начинающей вступать в свои законные права.
Я прогуливался по городу, вдыхал пьянящий запах весны, перебирал пальцами какой-то клочок бумаги. Ветер-проказник путал мои волосы, отчего постоянно приходилось запихивать их за уши. Не очень удобно, особенно, когда твои волосы длинные и не собранные в хвост. Люди на улицах практически исчезли, - разбежались по домам к телевизору, ужину и столь раннему сну. Глупые, такой вечер пропускают.
Вопреки моим ожиданиям потеплело. Или мне это только показалось? Но что-то я отошел от темы призрака.
Я сел в салон полупустого автобуса – всего три-четыре человека. Ко мне подошел улыбчивый дедушка-кондуктор. Я расплатился. Он протянул билет. Что-то было в этом деде. Что-то неуловимо по-человечески простое. Простая одежда, простые волосы, простые глаза, простая старая потертая шапочка, натянутая на уши. И есть тайное за этой простотой. От такой простоты другие жить начинают, я-то знаю. Нет на нем слоев человеческого обмана. Такие глаза и по-стариковски добродушная улыбка не могут лгать. Жаль, что голоса его я не услышал. Но это тоже не призрак.
Я уселся на не совсем удобное сидение, повидавшее не только время, и постарался устроиться поудобней. В противоположном окне проплывали сотни больших и маленьких огоньков ночного города, редкие фигурки людей и куда-то несущиеся одинокие машины. И куда спешат? За окном свет постоянно появлялся и исчезал, будто отбивал ритм определенной музыки. И в окне я заметил еле видное отражение себя. Прозрачное, неживое, обманчивое. Как только мимо проносилась еще одна неоновая вспышка, силуэт пропадал. Как только темнело – силуэт появлялся. Все такой же прозрачный и безжизненный. Это как игра в прятки. Вот только конца у этой игры я не вижу. Всегда будут свет и тьма. Силуэт смотрел на меня холодным взглядом. Это был не мой взгляд. Но это был мой призрак.
Начинаешь понимать, что мир состоит из настолько тонких и хрупких граней, что все можно разрушить, нужно только знать, какую грань убрать. Вижу дрожь. Просто дрожит стекло. Я так далеко, но в тоже время так неразрывно связан со своей тенью. И какой бы она не была безжизненной, холодной и местами нереальной, я понял, что я такой же. У меня есть только оболочка, видимость существования. Но все: тоска, радость, счастье, жизнь в движении, горечь, злость, доброта, отчаяние – есть в этом отражении и неразрывно есть во мне. Когда ты думаешь о своем существовании, о своем месте, о жизни, то попадаешь в цикл, из которого достаточно тяжело выйти. Это как математическая система без решения. Но все равно остается куча вариантов, которые будут стараться ее решить. И мы все такие. Мы живем в этом несогласии с самим собой, мечтая о гармонии. Я еще не встречал людей, которые бы жили в гармонии. А призрак очень точно это отражает. И главное, он заставляет думать…
А силуэт продолжал появляться и исчезать. Он продолжал свою игру. Но только я уже был пуст. Тяжело видеть все и при этом понимать.
Здравствуй, мой одинокий призрак, ты нашел меня.

Жив для людей. Но мертв уж для Бога.
запись создана: 30.03.2008 в 22:44

@темы: Мои рассказы, Творчество

20:16 

Мой Нежный Вампир.

Жди, пока лед не начнет обжигать.
Предисловие.

Я пишу этот рассказ, находясь в душевном равновесии и здравом неумении. То, что сейчас выльется из меня, постараюсь скомпоновать в один вагон. Это был сон. Повторялся он дважды за ночь. Два дня назад. Приступить могу только сейчас, поэтому некоторые моменты будут додуманы. С вечера все не заладилось: плохие мысли, плохие события, плохие люди (хотя люди по определению не могут быть плохими) и, наверное, плохой я. В общем, к вечеру был выжат как лимон в большой граненый стакан с кусочком льда на поверхности.
Как вы уже догадались в главных ролях у нас я, мое «я» и одна девушка, мой Ангел, мои Крылья, мое Где-то-Далеко-И-Не-достать, моя Память. Ее имени называть не буду, многие друзья итак знают, а читателю необязательно знать всей истории и всех лиц (ну поверьте, могу отжаться, я не архивариус или историк какой, готовый записывать всё и вся). Просыпался так же два раза. В первый раз меня тут же отбросило обратно в страну снов, за день сил покачали из меня изрядно. Второй раз проснулся уже утром. Пробудился и сразу мысль: «Почему?». Дело в том, что эту девушку должен был забыть очень и очень давно. Считал, что забыл, но мое глупое подсознание, которое в свободное от разума время прет изо всех щелей, решило иначе. Сон мой - враг мой. Почему я решил написать на эту тему рассказ? А черт его знает. Рассчитываю, что станет немного легче, надеюсь, интересно получится, и просто хотелось бы, чтобы это узнал один человечек. Текст он получит первым, так что секретов почти нет, а он узнает. Повествование буду вести в немного ироничной форме, почти роман, так что не пугайтесь. Я хочу написать самое большое произведение из всех, что у меня есть. Благо мысли позволяют. Описываю все, как было, с некоторыми обработками, т.е. основная мысль бережно сохранена со всеми ветхими страницами, которые уже почти прах.
Пожалуй, начнем…




 

 

Глава 1. Совсем не такой день.

Я проснулся. Как это ужасно каждое утро видеть утро. Крапинки света заботливо упали на лицо. Шторы черные, но солнце проказливо пробивается сквозь тонкую ткань. На заметку: шторы купить плотней. И если бы я знал, что этот день будет таким, я бы ни за что не проснулся – во сне бы себя задушил.
Я бодро сполз с кровати и направил послушные ноги, но не послушные мысли в ванную. Водные процедуры не прошли даром. Следы отсутствия сна в течение двух дней и половины сегодняшней ночи были смыты, а вот отпечатки в виде водяных разводов остались на холодном полу. И еще очень жаль, что не могу нагрянуть к стоматологу. Десны кровоточат, - больно. А эта кровь, красная ненужная кровь совсем не к моему положению.
Нацепив джинсы и помятую рубашку на мокрое тело, я отправился на улицу. Сегодня нужно сходить в книжный магазин, чтобы хоть как-то пережить этот день. Джейкоб обещал выручить, как всегда, просто выручить. Джейкоб хороший малый, он поможет, и тем более никому не расскажет. А сейчас остается ждать.
Я в книжном. Положив под пристальным взором охранника рюкзак в ячейку, и недовольно показав ему ключи, я направился в отдел фантастики. Нет, я ничего плохого не натворил. Но на прошлой неделе кто-то подложил книгу в мой рюкзак, который по обыкновению своему «присох» к спине. Ругани было, уф! Лучше промолчать. Это, наверное, Рикки со старшей школы. Его компания не переваривает меня, а я тихо посмеиваюсь. Мне нельзя ничего им сделать, это правило, но они боятся подойти ко мне на шаг ближе, инстинкты сохранились. Это и забавляет. А сейчас, вон, проблема с охранниками, да и сам персонал искоса посматривает. Пусть. Я не виновен и точка, а продавать, так продадут, куда денутся, а их остальные мысли меня не интересует.
Подойдя к своей любимой полке, я наугад вытянул книгу. О&Dream’s, просто O&Dream’s, «Мой нежный Вампир». Я еле сдержал смешок, который тут же был замечен пристальным взглядом охранника, но книгу оставил в руках. Интересный псевдоним. Нежный вампир - бред. Продолжил поиски. Следующая книга: Стефани Самуель, «Плачущая Пуля». Должно быть интересно. На сегодня хватит. Расплатившись и получив порцию недоброго взгляда, довольный я побрел домой. А день неплохо начинается. Только это странное чувство с самого утра. Сначала щекотно, а потом покалывает в районе затылка, затем стихает. Слова? Нет, это уже шизофрения, дорогие друзья. Сегодня воскресение, а воскресение - это бездействие. Отсюда и помутнение в сознании, пройдет. Хочется есть. В кафешке я взял себе только кофе и пару пончиков, нельзя портить пищеварительную систему. Съел все это так же по дороге, не стал задерживаться.
Дом встретил меня по обыкновению просто. Одинокая мрачная комната, окна все с теми же дуршлаговыми шторами. Старенький телевизор, но новый ДВД, недавно приобрел. На кухню не заходил с самого заезда. Иногда боком заглядываю, чтобы прибраться, да пауков не разводить, - тараканы не живут, нет ничего съедобного, и я их не устраиваю в виде легкой закуски, а так даже лучше, санитарный контроль, думаю, в восторге. И кухня мне, признаться, ни к чему. Питаюсь я больше для виду и для сохранения человеческих качеств. Иногда, сознаюсь, по нескольку дней забываю есть. Мне почти нравится моя жизнь, но лучше она смотрелась бы в гробу. На стенах мелкие зарисовки неизвестных авторов, в основном та же черная тема. Хочу заметить, это хорошее средство от гостей, ведь гости по сути своей те же тараканы, то есть не очень признанные, но терпимые, а картины действуют посильней дихлофоса. Чего я вру, ко мне никто не заходит, сам не пускаю.
Не успел я насладиться тишиной на диване, как комнату заполнил дребезжащий звон. Лениво я направился к двери.
- Кто там? - спросил мой раскрывающийся голос, с самого утра я почти не разговаривал.
- Кристиан, это ты? – по-старчески протянула дверь.
Я провернул ключ. Старушка норовила заглянуть внутрь, но мое крепкое тело закрывало весь обзор. Ненавижу соседей, но приходится их терпеть и быть лояльным, начало моего прошлого переезда ознаменовало появление полиции.
- Здравствуйте, - как можно приветливей поздоровался я. - Как Вы видите, мисс Адамс, это я. Вам что-нибудь нужно?
- Да нет, - сдалась пожилая дама и перешла на шуточный разговор, - я подумала, что воришки забрались, а мне твоя техника чай дорога. Я то видела, как ты купил новый, это, как его… – старушка запустила пальцы в седину и будто помассировала себе память. – Ну, в общем, аппарат.
- ДВД.
- Да, ДэВэДэ, - бодро подхватила она. – Видела, как ты нес его домой.
- С ним все хорошо, - также спокойно продолжил я.
- Да я это и не сомневалась.
- Что-то еще?
Старушка видимо пришла не только из-за боязни потерять мое имущество.
- Кристиан, тут такая беда случилась, а ты хороший парень, хоть и без родителей. Лампочка над моей дверью перегорела, а ты ведь знаешь, что я ночью выхожу воздухом дышать, а тутыть темно, упаду еще чего плохого, помру, найдут только утром, я не боюсь, но проблем вам-то будет, а тут только лампочка какая-то…
Этот слезный монолог продолжался бы еще долго, если бы я «некорректно» и «не по-взрослому» не перебил многострадальную старушку, уверив в том, что сегодня же вкручу ей лампочку, даже пообещал, что свою, от чего седина старушки засияла еще большим светом, и она, не забыв на прощанье как следует поблагодарить и благословить, шарпая тапочками, скрылась в темноте своей квартиры.
Странная старушка, но обещание выполнил. Лампочку выкрутил с кухни.
Дальше впал в чтение романа о «пуле», дожидаясь вечера. Голод на это время забылся.., Нужно отдать должное соседке. В чем-то они [соседи] иногда и помощники. Но лучше не попадаться им на глаза.
Время летело мучительно долго. В горле пересохло, и жажда врывалась в каждый уголок сознания. Я нервно перелистывал страницы. Иной раз не запоминая, что именно было на ней написано. Иногда совсем не контролировал себя, и страница рвалась, как бьется фарфор о пол. В какой-то момент не выдержал и швырнул книгу в угол. На висках и на руках вздулись вены.
«Скоро семь. Скоро семь», - липко вилась одна и та же мысль.


Глава 2. Я не хотел.

Вы испытывали голод? А морили себя им? А можете представить, что вы хотите есть, еда перед глазами, но у вас запрет, и вы не можете прикоснуться к ней.
Когда разбираешься в себе и своих мыслях, боль притупляется. Этот метод, кажется, называется медитацией. Я и пытался медитировать. Я сидел в кресле, сложив ноги накрест, руки обнажили крупные вены, а изо рта вырывалось острое дыхание.
Удивительно, как я еще не вылетел сломя голову. Часы показали шесть тридцать.
«Пора» - сказал мой буйствующий внутренний голос.
К своему удивлению, я совершенно спокойно поднялся, сказывалось присутствие внутреннего контроля. На одевание не ушло много времени. Я аккуратно приоткрыл входную дверь, осмотрелся, соседки не было. Добавляя последний штришок, я тихонько провернул ключ и выплыл из подъезда. Начинались сумерки.
Резко похолодало. Холодный ветер налипал на глаза, прорывался сквозь тонкий плащ, но я не чувствовал холода. Мое сознание было далеко. Крепко вздохнув, я упрямо зашагал по темнеющей улице. Железная листва выскакивала из под ботинок, а вчерашний дождь заставлял остаться на месте. Совсем стемнело. Но что мне эта темнота? Я же вампир. Я по идее совсем не существую в этом мире. А иллюзия не существования мне не помеха.
Вот и пункт назначения. Я довольно выдохнул. Пар сильной струйкой нарушил целостность атмосферы.
«Станция переливания крови».
Сколько раз я тут был, чтобы утолить голод? Уже не сосчитать. Мне надоело так жить.
Тихонько выругавшись, я вошел в здание. Внутри было неуютно тускло. Длинный коридор, с угрюмыми желтыми лампами на стенах, которые неуклюже свисали, давали неяркий свет, а иные и вовсе не горели. Все было как бы в полудреме. Что не здесь и сейчас, а вчера или завтра. Долго не задерживаясь, уверенным шагом я пошел в кабинет Джейкоба. Минута, две, представлявшие для меня всего лишь мгновение, остались позади. В будущем я заплачу за свое легкомыслие.
- Привет, Джейкоб, - насколько можно бодро я поприветствовал старого знакомого, - как прошел день?
- Неплохо, - спокойно ответил он.
Из-за рабочего стола поднялся человек небольшого роста, с прямыми короткими волосами, по цвету схоже с цветом крыла ворона, и некрасивыми очками на носу. – Как ты себя чувствуешь?
- Да хотелось бы утолить жажду, - выдавил я кривую улыбку, - ну так…
- Нет.
- Нет?!
- Кристиан, я не смогу сегодня дать тебе кровь, - так же сдержанно ответил Джейкоб.
- Но у нас же договоренность! – выпалил я и сам не заметил, как все тело напряглось, будто готовилось к прыжку, а ноги бессознательно пошли вперед. – Ты же знаешь…
- Что знаю? – человек отвел руку за пояс, тем самым дал знать, что тоже вполне опасен, - то, что ты не можешь без крови? Знаю. Но сегодня не могу помочь. И я бы посоветовал тебе со спокойной душой покинуть это здание.
- Я тебя сейчас! - что-то щелкнуло у него за спиной, от чего я резко остановился.
- Ай-ай, - грузно покачал головой человек, не отводя руку от пояса, - Кристиан, ты же знаешь, что это. И ты не оставляешь мне выбора.
В следующую секунду резкий толчок в голову привел меня в сознание. Восприятие окружения и точное принятие решения в одно мгновение пронеслись в моей голове. Натянутая пружина моего организма позволила мне точно направить мое тело. Я с птичьей быстротой вылетел из кабинета, опрокинув стоящий за дверью стеллаж с вазой. Всего секунда. Раздался еще один щелчок, затем я затылком почувствовал, что пространство позади наполняется опасным светом. Ноги послушно вытолкнули меня за угол. Обошлось. Еще секунда, вторая, и я уже находился на улице с застоявшимся промерзшим воздухом. Следующим делом я удалился от этого места. Сколько я бежал? Пять минут или всю ночь? Первый вариант был более уместен. Утомившись, я остановился около невысокого заборчика, к горлу тут же подступил голодный пульс. Скованный я упал на колени, руки бесполезно сжали голову. То, что пару минут назад я мог умереть, меня уже не волновали, сейчас я хотел только одного, - утолить жажду.
Я сдержался. Сознание осталось в оковах, а тело зверя всем своим существом приготовилось к охоте. В зубах появился неприятный зуд, истошный вой рвал изнутри, отбрасывая куски в стороны, но только я слышал этот ужас. Я потерял контроль над своим телом и стал тенью в ночи. Тенью, которая имеет одну задачу: разорвать мировосприятие и удовлетворить потребность.
Я уже не осознавал, что со мной происходило. Я бежал, управляемый неведомой силой. Мимо проносились одинокие застывшие силуэты, а я нетерпеливо оглядывался. Я забежал в маленький темный переулок и начал осматриваться, покрутился – ничего. И что меня сюда привело. Жертва. Я осторожно выглянул из темноты, а по той стороне улицы одиноко шла девушка. По улице. Одна. Неспешно. Нет ничего лучше. Я наблюдал за ней, как она отдалялась от меня, затем вышел из своего укрытия и проследовал за ней. Казалось, она совсем не чувствует опасности. Что у нее свой мир, из которого она не желает выходить. Такая беспечная и такая манящая…
Боль в груди нарастала с каждой минутой, а жар в горле, казалось, готов выжечь все изнутри. И она, грациозно порхающий ангел, будто и нет окружающей тяжести, все легко и просто. Кровью наполнилось все тело.
Мы вышли на безлюдную улицу, она так и не заметила меня. Все. Тело мощно метнулось вперед, еще в воздухе я сумел захватить ее, приземлиться, и, развернувшись, испариться в темноте тупика между домов – последний прыжок. Остался еще один штрих - испить. И в следующее мгновение меня поразила испепеляющая молния. Никогда не забуду свет тех зеленых глаз. Сознание возвращалось, но было окутано липким туманом. Я тонул в этих глазах, сейчас наполненных страхом. Хватка ослабла. Дыхание резко похолодело, и проступивший пот полностью привел меня в чувство. Тихо поднялся, пара шагов назад, но остался в полуприсяди. Попытался обнажить клыки, но они сами собой спрятались за губой, надеюсь, не заметила. Девушка смотрела на меня заплаканными глазами, лицо испачкалось в грязи, а руки рыскали в поиске отступления. Время замерло, но тяжело дышало. Я смотрел в ее глаза, она в мои. Что она пыталась понять? Что хотела прочесть? Я не смогу сделать этого, нет. Почему она?! И снова все как во сне. Тело напряглось, но не к атаке, а к отступлению. Я выпрямился и как можно быстрее побежал от этого места, оставляя в голове ее образ, притягивающий свет ее глаз, тонкий волнистый запах ее тела. Тело рвалось, просило вернуться, изменить начатое, но не могло, задача ясна – исчезнуть. Так и пробежал до дома, прокручивая в голове фрагменты этой встречи. Мне было откровенно плохо. И еще очень хотелось есть. Домой я завалился как пыльный ненужный мешок, упал у порога. Я не запомнил, как успел закрыть за собой дверь. Жаль соседскую собаку, я испил ее…мне нужны были силы.



Глава 3. Вампир умеет любить.

Я проснулся. Зачем я снова проснулся? Вначале я не просто проснулся, я подскочил, чтобы осмотреться. На лице засохла кровь, на руках тоже. Но первая мысль была не о бедной собаке, а о той девушке. В груди постепенно нарастала дрожь. Я резко вздохнул, снова представил тот взгляд, ее глаза, что так манили меня. Сейчас я был практически сыт. Остался небольшой голод, но это не главное. Я умылся и переоделся, соседи, кажется, ничего не заметили. И следующее, что я сделал, что не поддавалась никакому объяснению, я достал ту книгу со странным названием «Мой нежный вампир».
Грациозно приземлившись в кресло, я открыл первую страницу. На ней была картинка. Она изображала пронзенного в сердце вампира, который стоял возле тихого озера под круглой теплой луной. Меня передернуло.
«Хорошее начало», - иронично подумал я.
Всего за пару часов я прочитал ее от корки до корки. В ней рассказывалась нестандартная история, которая нарушала все устоявшиеся представления о вампирах. Не буду вдаваться в подробности. Рассказывается об одиноком вампире, потерявшем представление реальности, который, как заплывшая далеко от берега лодка, болтается по бескрайним просторам нашей жизни. У него нет определенной цели. Он просто живет, ни для себя, но для других. Время – Средневековье. Как описывается, у него были немного длинноватые белые волосы, похожие на тоненькие иголки пуха, свободно живущие своей жизнью, грустные светло-голубые глаза, словно через них пропустили пучок солнечного света и неестественно белое лицо. Действительно ли это вампир? Мне кажется, что нет. Он скрывал от людей свою внешность, за это его просто прозвали «странным». Частенько захаживал в лавку к травнику, они общались, но он никогда не рассказывал ему о своей сущности. У травника была дочь, писавшая забавные истории, чем сильно радовала отца, тем более лояльно относилась к самому «странному». Питался в соседнем лесу разного рода зверушками, которые неучтиво имели несчастье зазеваться.
Однажды по городу пополз слух, что среди людей поселился демон необычайной красоты, что он поедает людей и тщательно скрывает тела. В то же мгновение появился возглас, что это Он, и все разом указали на Него. Люди похватали все имевшиеся у себя предметы, которые сошли бы за оружие: вилы, лопаты, колы, и вместе с городской стражей пошли изгонять Его…
Вампир спал, когда к нему ворвались в дом. Без предъявления обвинения была выпущена первая стрела, глубоко вошедшая под ребра. Секундную тишину разорвал истошный рев, и непонимающие глаза болезненно оглядывали лучника. Еще один приступ боли, и вторая стрела сорвалась с тетивы, но не прошла сквозь пустоту. Он с волчьей быстротой выпрыгнул в окно и помчался в лес, в ночь, подальше от всего этого, набраться сил. Верхушки деревьев нежно качали лучи звезд. Упругое без единого изъяна лицо озера купало в себе весь лес, небо и Его. Он сидел, припав к дубу и запрокинув голову. Рука сильно сжимала рану, багровая кровь непокорно стекала с пальцев. Вокруг уже были слышны шаги, лай собак, ликующие возгласы людей. Но Он не боялся. Он получал свободу, к которой так долго стремился, которую так долго искал и которая, как песок, сочилась сквозь пальцы. Озлобленные от радости лица взяли Его плотным кольцом. Двое из стражников наставили на Него пики, а еще двое подхватили бессильные руки. Через минуту лес наполнился лязгом топоров и шумом поваленных деревьев. Через пятнадцать напряженной тишиной и глухим шуршанием листвы. Через тридцать небо окрасилось кроваво-желтым, гром, составленный из голосов людей, был слышен даже в городе, а крик пожара распугал всех зверей. На костре горел Он. Тот, кто не за свои проступки получил это наказание, Тот, кто не мог, но хотел жить. Он помогал, но был отвергнут. И сейчас Его слезы растворял огонь, Его тело превращалось в пепел, а душа давно наблюдала сверху.
Но был человек, который не веселился и не прыгал от опьяняющей радости. Единственный человек, у которого сейчас градинами текли слезы, что тоскливо впитывала земля. Она крепко сжимала листы пергамента и угольками из костра выводила буквы, стараясь не пролить на них свои слезы. Кто она? Думаю, сами сможете догадаться, строчки о ней встречаются в повествовании. Рукописи в последствии получили название «МоН[е’]Ва»… Пошел одинокий дождь.
Опустошенный, я откинулся на спинку кресла. Внутри меня все переворачивалось и тряслось. Сколько несправедливости существует в этом мире. И от мыслей становится еще хуже. Я выпил воды. Книга отвлекла, но все больше и больше хотелось найти ту девушку. В груди нарастал пожар способный огненными языками прожечь сердце. Я не выдержал. Как можно быстрее ноги понесли меня к тому месту. Казалось, что ничего вчера и не произошло. Люди, те же люди, то же осеннее солнце, да и воздух тот. Но я-то знал и чувствовал, что что-то изменилось во мне. Мимо протекала эта безликая масса, но только люди были такими, остальное окружение было преисполнено красок. Наконец я добрался до того места. Казалось, солнечное тепло не попадало сюда. Влажный холод затронул кончики пальцев. Звериное чутье все равно крепко сидело во мне, от этого чуть не стошнило. Я будто чувствовал ее присутствие здесь. После нескольких смачных плевков себе под ноги, я начал осматриваться. Поиски не прошли даром. За несколькими мусорными бачками я обнаружил мобильник. Я был больше чем уверен, что это ее телефон. Батарея почти села. Я забрался в контакты и набрал «Мама».
- Здравствуйте.
- Ээ..здравствуйте, - на другом конце послышалось негодование.
- Понимаете, я нашел этот телефон и хотел бы вернуть его хозяину.
- Это телефон моей дочери, - более спокойно ответила трубка.
- Хорошо. Может, вы дадите ее координаты, чтобы я мог занести его.
Повисло секундное молчание.
- Ладно, у вас приятный голос, не думаю, что вы какой-нибудь маньяк, - она сама усмехнулась, - записывайте адрес.
Строчки и цифры мгновенно осели в голове. И сам того не понимая, я помчался по названному адресу. Очнулся от восторга только в автобусе.


Глава 4. Игра наоборот?

Стандартная мелодия звонка типа «Дзинь-дзинь» скрипуче донеслась изнутри дома. Послышались шаги. Дверь открыла она. Я постарался сделать вид, что не знаю ее, похоже, она сама не узнала меня. Выглядела она достаточно бодро, но круги под глазами выдавали бессонную ночь.
- Здравствуйте, я могу вам чем-то помочь? – холодно протянула она.
- Думаю, да, - попытался голосом придать я легкость разговору, - понимаете, я выносил мусор и обнаружил этот мобильник. Он ваш?
Девушка внимательно изучила предмет, но не взяла из рук.
- Мой. Спасибо, что нашли его. Сколько вы просите? – быстро поинтересовалась она с теми же железными нотками в голосе.
- Ничего, просто хочу вернуть, - лукаво улыбнулся я. Она оценила эту улыбку, глаза подобрели, а кончики губ чуть-чуть раздвинулись.
- Точно? – как бы удостоверяясь, спросила она.
- Да, точно. - Едва не обнажил я белые клыки, нужно быть поаккуратней. - Держите.
Я протянул ей мобильник и попытался задержать прикосновение ее ладошки с моей. Она заметила.
- Я могу идти?
- А как насчет того, чтобы посидеть где-нибудь, поесть гамбургеров, посмеяться, выпустить десяток мыльных пузырей и хорошо провести время? – вот так легко взял я инициативу. Девушка сдержала смешок и оглядела меня оценивающим взглядом.
- А вам нужна еще одна головная боль? – уткнула она кулачки в бока. Хорошая характеристика о себе.
- Думаю, мне стоит потерпеть.
Улыбка начала сиять на ее лице.
- Вы сами сделали свой выбор. Ну, вы уже решили, где мы сможем отдохнуть, как вы выразились?
- Да, когда вы будете свободны.
- Сегодня в шесть.
- Кафе «Радужное Авеню».
- Отлично, я буду там.
- Я буду там раньше, - сказал я и отступил на шаг.
- Посмотрим, до вечера - спокойно ответила она и закрыла дверь.
Я как сумасшедший бросился бегом по улице. Моему счастью не было предела. Я бежал и думал только о ней, так же поражался себе, что сумел устоять. На часах только три. Ничего, сейчас забегу домой, приму душ, переоденусь и в путь.
И снова если бы я знал…
Время пролетело почти незаметно, и в пять часов я был в назначенном месте. А она не опоздала, ровно шесть.
- Как я выгляжу? – по-свойски поинтересовалась она.
- Чудесно, - пролепетал я, - мы уже на «ты»?
- А почему бы и нет?
- Вот пузыри, - я показательно поставил прозрачный бутылек с мыльной водой на стол, - бери.
- Я думала, ты пошутил, - она тут же залилась ярким искренним смехом.
- А я серьезно, тебе что заказать? – резко сменил я тему.
- На твой вкус, - кокетливо ответила она.
- Хорошо, сейчас буду, - я, сжав губы, уткнулся в меню и сделал вид, что отсутствую.
- Да кто меня тут украдет? – изучая потолок, проговорила она, ей, похоже, тоже нравится эта игра, а мне нравится, что разговор проходит в таком русле. Официантка подошла как раз вовремя.
- Нам, пожалуйста, две коки, два фирменных гамбургера и два салатика. Один «Солнечный», другой «Пожар», - деловито огласил я, а официантка, услужливо кивнув, поспешила удалиться.
- Так чем ты, говоришь, занимаешься? – быстрая, я даже рот не успел открыть.
- Свободный студент, если так выразиться, а как твое имя, а то мы сидим тут уже пятнадцать минут, а еще не знаем, как друг друга зовут, глупо получается.
- Нелли.
- Кристиан.
- Вот так просто и познакомились, - выдохнула она.
Боже, это действительно счастье, я забыл о своей сущности, о том, что я вампир, мне ничего не хотелось, мир не существовал и разлетался звонким хрусталем, есть только она, ее бархатная улыбка, манящие глаза, от которых нереально оторвать взгляд, легкость движений. В ней все идеально сочеталось. На секунду я даже поверил, что я просто ослеплен непонятным мне чувством, язык не поворачивается назвать это слово, но это так. А что она чувствует? Неужели не узнает меня? Я сейчас нормальный человек, а тогда был зверем? Так оно и есть. Пусть, пусть ничего не знает. Пусть. Главное, что есть сейчас. И она казалась счастливой, в общем, ничего не выдавало вчерашнего вечера. И это хорошо.
- А я книгу сегодня прочитал, - непринужденно продолжил я, - называется «Мой нежный вампир».
- Правда?
- Да.
- Я ее тоже читала, - взгляд грустно упал на стол, но быстро прояснился, будто на секунду оно сознанием покинула этот мир, - по-моему, здорово. Хорошая история и вампир…немного странновато.
- Есть немного, - я, как бы ни заметив смены ее настроение, беспечно откинулся на спинку стула, - а история действительно хорошая.
«Эх, Кристиан, Кристиан. Тупое ты животное!», - голос глухо упал где-то сзади, затем крепкие пальцы больно сжали плечо и молниеносно бросили меня в сторону.
«Совсем сноровку потерял», - шутливая мысль пролетела у меня в голове. Я попытался сгруппироваться, но не вышло, и соседний столик с треском отлетел. Благо за ним никто не сидел. Я поспешно поднялся и осмотрелся. Передо мной стоял Джейкоб и какой-то верзила рядом с ним, позади маячила группа таких же.
- Вот так встреча, - всем телом готовясь к бою, съязвил я.
- А ты никак рад? – не менее ядовито бросил он.
- Чем обязан? – люди начали быстро покидать это место, а бармен что-то истерично кричал в трубку, видимо, вызывал полицию.
- Да вот пришел сказать, что ты тупой неудавшийся эксперимент!
- Неужели? – искренне удивился я и показательно обнажил белоснежные клыки, неважно, что смотрят другие. Она в двух метрах от него, если посильней оттолкнуться, я смогу разделить расстояние между ними, и она сможет убежать, - чем же так не угодил тебе? – я осторожно начал передвигаться, чтобы быть ближе к столику, верзила это заметил. Нелли просто втрамбовалась в стул, глаза быстро бегали то по мне, то по Джейкобу…и этот человеческий страх.
- Ты должен был напасть на нее! Убить ее! Испить! Таков был план, - он взъелся до такой степени, что покраснел, крупные вены проступили на шее, будто он несколько часов подряд вещал за ораторской стойкой. Я еще больше выпустил клыки. Ярость крушила сердце и разум. Откуда у него такие мысли…это все было подстроено? Я перевел взгляд на Нелли. Она все поняла. Поняла так, как крушатся титанические стены под напором тысячи катапульт, так как восходит и заходит солнце, это явление постоянно. Она все поняла. Ужас читался в ее глазах. Снова эти глаза…
- Ты глупый вампир! – его голос как выстрел облетел помещение, - ты всего лишь игрушка в этой игре. Тебя бы изучали, я бы получил кучу денег, стал бы нормально жить, но нужна была кровь, человеческая кровь! – следующий выстрел пришелся в меня. Но реакция вампира, звериные инстинкты и моя подготовленность сыграли свое. Я метнулся с места, как пружина сорвался и полетел на врага. Пуля прошла рядом с лицом, - я почувствовал ее убийственный жар, - пролетела дальше, попала во что-то стеклянное. Пространство замерло, мир потускнел, только кровожадный взгляд и он пред глазами. Это как в фильме, сначала медленно, чтобы указать на суть, а потом ускоряется и возвращается в нормальное русло. Так и тут. Время восстановилось. Но мощными руками я разорвал лишь пустоту. Я где-то что-то упустил, он же был передо мной! А где он сейчас? Ответ возник из пустоты в виде удара по затылку. Я устоял и с ревом развернулся, вдалеке послышалась сирена, Джейкоб стоял, крепко держа в одной руке трость в другой пистолет.
- Не ожидал? Маленький вампиреныш! Ты многого не знаешь, - в голосе его послышалась многолетняя тоска. Он сказал это так, будто был изъеден мудростью до сердцевины и теперь многое понял, тем и убивал себя. Это был и он и не он.
- Джон, полиция, - адреналин в крови Джейкоба утих, - живи, маленький вампир!
С этими словами он с верзилой направился к машинам и визг колес огласил, что они удаляются очень быстро.
Я без раздумий подхватил онемевшую Нелли на руки и ринулся прочь от этого места. Бармен запомнил, еще несколько людей запомнили. Ай! Пустяки! Сейчас я бежал настолько быстро, насколько это было возможно. Лица людей молниеносно проносились перед глазами, а потом я спиной чувствовал удивленные оборачивающиеся взгляды. Я нес ее к берегу.
Она лишь свернулась и щекой уткнулась мне в грудь, ничего не сказала. Почему так быстро начало темнеть? Опять темнота. Я выбежал на побережье, солнце стояло еще высоко, но начинались сумерки. Нелли казалась заснувшей, но глаза были открыты.
- Как ты? – тихонько спросил я.
- Ты м-монстр, - заплаканным и охрипшим голосом пробормотала она.
- Я знаю, - опустив голову и прикрыв глаза, смиренно процедил я, – не бойся. Прости, что втянул тебя в это. – Я постарался поставить ее на землю. К моему удивлению она крепко держалась. – Ты все поняла?
- Да.
- Хочется промолчать…
- Говори, только, чтобы не было тишины. Вчерашний вечер.., это был ты?
- Да.
- И как я не догадалась, сразу в сердце что-то екнуло, - ругала она себя. – Твои карие глаза, они показались мне такими знакомыми, а главное родными.
- Я… - одновременно выдали мы и тут же замолкли, а Нелли с новым приступом слез бросилась ко мне на шею.
Слова полились сами собой. Та встреча, тот вечер, которой хоть и был подстроен, дал импульс к жизни. Нелли рассказала, все, что прочувствовала, как огонь пленил ее сердце, как всю ночь не покидал образ того человека-зверя, тот ад, который разрывал время и пространство, был приятен. Как сказал один мой друг: «Это как бензин. Обливают обоих, а поджигают одной спичкой». Это была порывистая и нежданная любовь, так воспринял мир, так приказало время, так поняли люди, но не принял я…
Небо неохотно начинало окрашиваться в золотое, а горизонт прицепил к себе покорные облака, взбитые, как воздушный крем, всем видом своим напоминающие замершие статуи. Два человеческих фигурки, крепко обнявшись, стояли на брегу чернеющего моря. Ветер обрывал слова, закапывал в песок, музыкой глушил все окружающее. Кажется, она сказала:«ты мой нежный вампир». Все-таки показалось. Наступал день, но для меня он наступал во сне…

 

«Прошлое не держит нас, скорее, мы его. И раз не отпускаем, нам это нравится. Но так больно возвращаться, смотреть и осознавать, что приходится меняться, зачастую во вред себе».




Вечер, почти полночь, 30.08.07-30.10.07, 22:59.

Писалось в основном под музыку: Limp Bizkit – Behind Blue Eyes.
Animal ДжаZ – Ангел


 


@темы: Мои рассказы

Кладовая ангела

главная