Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: *цензура* (список заголовков)
21:06 

Хорошие люди.

Жди, пока лед не начнет обжигать.
Как же все-таки это неправильно, когда ты находишь столько замечательных людей, а они в тысячах километров от тебя и в совершенно разных направлениях. Это тупо несправедливо. В тот момент, когда вокруг тебя только парочка преданных людей, а остальных по понятным причинам отсеял, хорошие люди где-то там, далеко, по ту сторону монитора. И, вроде, привязываешься к таким людям, пусть только и по интернету, но даже поддержать своим присутствием не можешь, от этого становится еще противнее на душе. Тяжело в реальной жизни найти хорошего человека, очень тяжело, особенно мне с моими непомерными заскоками, а интернет в свою очередь сближает, но в то же время отдаляет, делает невозможным многое. Вот и думается, что, может, лучше просто не знать людей, которые далеко и с которыми, возможно, никогда не увидишься? Хотя это неправильное суждение. Потому что даже строчки в интернете способны оказать влияние, они строят меня. А этого я не хочу лишаться.

И хорошо, что вы у меня есть, хорошие люди.

@темы: *цензура*, Не рассыпаться бы, Чтобы было

21:53 

Мой одинокий декабрь.

Жди, пока лед не начнет обжигать.

Как же редко удается написать сюда что-то новое. Вроде, и мысли есть, даже хорошие бывают. Но потом задумываешься – и все не то, и неправильно, а главное – не интересно. Писать о своих днях? Но какой в этом смысл? Дни, как дни. Много учебы, много работы, катастрофически не высыпаюсь, потерял связь с людьми, а каждый день оборачивается одиноким ничем. Как не взглянешь вокруг, все мечтают о Новом годе, строят планы. А мне, к сожалению, или же к счастью, уже известны мои скромные планы: 31-го декабря в 18:00 заканчивается рабочий день, я возвращаюсь домой и встречаю Новый год в четырех стенах. Один.

Да, как бы мне не было грустно это осознавать, но в моей жизни не осталось людей, с которыми я бы как раз смог разделить свою жизнь. Они исчезли, стали воспоминаниями или очень чужими.

В шестнадцать лет все было проще: дружба была искренней, обиды настоящими, смех заразительным, а люди близкими. А сейчас мне уже двадцать два. Кто-то скажет, что это смешной возраст, чтобы задумываться о таких вещах, кто-то иначе, но в любом случае люди изменились, и изменилось обоюдное отношение друг к другу. Уже нельзя так слепо верить в людей, надеяться на них. Люди – это люди. И они будут бесчувственными, будут закрытыми, с наигранными улыбками и совершенно ненастоящими. Потому что я бесповоротно выбыл из их жизни, потому что все стало сложнее – сложнее кому-то написать, сложнее красть их время и дарить им свое, сложнее им помогать, совершенно невозможным стало улыбаться, а самое страшное открывать свою душу. Твои проблемы никому не нужны, твоя жизнь, собственно, тоже. Твой мир уходит на помойку; со своими искрящимися небесами, чистым полем, раскинувшимся до самого горизонта, буяном-ветром, что весело стучит ставнями окон теплой ночью, когда ты кропотливо сидишь над очередным трудом. Кому нужен такой мир? Иллюзорный, ненастоящий, но мой. И что в итоге мне остается? Зарываться на работе (быть точнее, на работах), чтобы чувствовать острую нехватку времени, зачитываться книгами, чтобы не растерять остатки фантазии, всматриваться в лица людей на улице, ища хоть один светлый лучик, изматывать свое тело физически и беспробудно пить. Много пить. В коротких перерывах между возвращением домой, холодным ужином и сном. А завтра все пойдет по кругу. Я уже потерял счет дней. Они просто бегут. Но в тоже время для меня зима уже затянулась. Она ледяными рукавицами хватает за плечи, щедро обдает холодным дыханием и не дает нормально двигаться вперед. Замираю. Очень надеюсь, что весь этот абсурдный ад закончится в моей жизни: закончится учеба, закончатся серые дни, закончится зима, многие люди навсегда будут вырваны из груди и из памяти.

Как же все-таки больно от того, что у кого-то кто-то есть, а у меня нет совсем никого. Звонки матери не продолжаются больше минуты и состоят из стандартных фраз, с братьями мы чужие люди, девушки разбегаются в страшном припадке (отдельная тема, не хочу размусоливать), товарищи благополучно растворились на просторах времени. Нет, все-таки могу назвать одного человека, который меня поддерживает. Но есть одна проблема: я не могу вывернуть ему свою душу. А казалось бы, выверни, покажи, пусть человек увидит. Но все это пустое. Надоело просто молчать. Надоело идти по улицам, по распланированным до минуты дням, видеть озлобленные, унылые, черствые, злые лица людей, ужасно заколебало метро, еще больше – универ, нелюбимой специальности отдал почти пять лет уже. Сколько уже было попыток докричаться до многих людей, сколько было надежды на эти попытки, но все осталось незамеченным и благополучно забытым.

Стало сниться много снов, по-прежнему ночь моя поделена на просыпание каждые полтора-два часа, оттого и снов много. Они интересные, что просыпаться с утра не хочется. А тем временем мой одинокий декабрь продолжается. И я еще жив. Радует.

Спасибо, читатель, что осилил все до конца.



@музыка: Ляпис Трубецкой - Я верю.

@темы: *цензура*

Кладовая ангела

главная